Предметом легализации (отмывания) преступно нажитых доходов являются безналичные денежные средства, в том числе электронные денежные средства, а также денежные средства, преобразованные из виртуальных активов (криптовалюты), приобретенные в результате совершения преступления.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.02.2019 № 1 внесены изменения в постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем,и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем», в том числе и в связи с нормами международного права.

Внесенными изменениями расширен перечень предметов преступлений по статьям 174, 174.1 УК РФ и указано, что предметом легализации (отмывания) преступно нажитых доходов являются безналичные денежные средства, в том числе электронные денежные средства, а также денежные средства, преобразованные из виртуальных активов (криптовалюты), приобретенные в результате совершения преступления.

Разъяснено, что крупный или особо крупный размер деяния, предусмотренного статьями 174, 174.1 УК РФ, должен определяться исходя из фактической стоимости легализованного имущества на момент начала осуществления с ним финансовых операций или сделок, а в случае совершения нескольких операций или сделок с ним – на момент начала осуществления первой из них. При отсутствии сведений о фактической стоимости такого имущества, она может быть установлена заключением специалиста или эксперта.

В случае, если предметом отмывания являются денежные средства в иностранной валюте,то крупный или особо крупный размер определяется по официальному курсу Банка России на момент начала осуществления с ней финансовых операций или сделок.

Отмечено, что вывод суда, рассматривающего уголовное дело по статье 174 или статье 174.1 УК РФ, о преступном характере приобретения имущества, владению, пользованию или распоряжению которым виновный стремится придать правомерный вид, наряду с иными материалами уголовного дела может основываться  на постановлении органа предварительного расследования или суда о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) за совершение основного преступления в связи со смертью лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, в связи с недостижением лицом возраста уголовной ответственности, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в случаях, предусмотренных пунктом 6 части 1 статьи 24УПК РФ, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием, а также по основаниям, предусмотренным статьей 25.1 или статьей 28.1УПК РФ, если материалы уголовного дела содержат доказательства, свидетельствующие о наличии события и состава основного преступления, и органом предварительного расследования или судом дана им соответствующая оценка.

 Верховный Суд Российской Федерации разъяснил судам, что под целью придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами или иным имуществом, приобретенными преступным путем (в результате совершения преступления), как обязательным признаком составов преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.1УК РФ, следует понимать сокрытие преступного происхождения, местонахождения, размещения, движения имущества или прав на него. Данная цель может быть установлена на основании фактических обстоятельств дела, указывающих на характер совершенных финансовых операций или сделок, а также иных сопряженных с ними действий виновного лица и его соучастников, направленных на сокрытие факта преступного приобретения имущества и обеспечение возможности его свободного оборота.

Также разъяснено, что, для квалификации содеянного по пункту «б» части 2 статьи 175УК РФ не требуется, чтобы стоимость нефти и продуктов ее переработки, а равно автомобиля, заведомо добытых преступным путем, составляла крупный размер, то есть сумму, превышающую два миллиона двести пятьдесят тысяч рублей (примечание к статье 170.2УК РФ).